olegkorsun (olegkorsun) wrote,
olegkorsun
olegkorsun

Categories:

Что нас ждёт в будущем?

Так называлась статья доктора биологических наук Александра Владимировича Галанина (1947-2014), много лет проработавшего в Забайкалье. Его взгляды и как ботаника, и как философа были неординарными и не всегда принимались окружающими. Но уж в чём ему точно нельзя было отказать, так это в широте мышления и эрудиции. Созданный им сайт "Вселенная живая" поражает разнообразием и живостью идей.

Но сегодня я хотел бы напомнить не об этом. Работая в Сохондинском заповеднике, Галанин провёл сравнительный анализ растительности на определённых геоботанических площадках с интервалом в два десятилетия и пришёл к выводу о заметном иссушении климата Центральной Азии. Такой вывод, в случае его справедливости, может касаться миллионов людей, живущих в этой части Азии, в том числе, и в моём Забайкалье.

Сохондинский заповедник. Фото И. Маврина.

Ниже краткий текст Галанина, который я позаимствовал у опубликовавшей его Татьяны Мавриной.


То, что нам посчастливилось работать здесь 20 лет назад [Сохондинский заповедник], дает двойную перспективу: становится хорошо заметно, что изменилось в растительности, те детали, которые многие не замечают или не придают им значения.

Самые мощные изменения в растительности связаны с катастрофической сменой гидрологического и мерзлотного режима на гольце Сохондо. За 20 лет здесь интенсивно протаяли все оставшиеся ледяные линзы, на морене исчезла вечная мерзлота и понизился уровень грунтовых вод. Это привело к иссушению большого количества ручьев, дренированию моренных озер, потеплению воды в реке Букукун и других водотоках, вытекающих с гольца.

В связи с этим лиственница (имеющая поверхностную корневую систему) уже не получает водяное питание и начинает усыхать. Ее сменяют лесообразующие породы, имеющие глубинную корневую систему: кедр, сосна. Особенно ярко заметна активизация сосны, возобновление и подрост которой (20-летнего возраста) интенсивно появились в верхнем лесном поясе, где раньше доминировали кедрово-лиственичные леса, а также на моренах в Джермалтай-Ингодинской депрессии. Сосну теперь можно встретить высоко в горах, вплоть до подгольцовья. Столь же заметна активизация ели: этот вид произрастает только при отсутствии многолетнемерзлых пород и раньше наблюдался в заповеднике только в поймах рек, где талики. Сейчас талики повсюду, и ель активно расселяется по всем моренным грядам, резко расширив свой экологический ареал. Можно прогнозировать, что лет через 50 в кедрово-лиственичных лесах сосна и ель войдут в состав содоминантов, а лет через 200 здесь вообще будут произрастать сосновые, кедрово-сосновые и еловые леса. Лиственница с каждым годом будет сдавать свои позиции, и ее ослабление усилит шелкопряд, который совершенно неслучайно "нападает" на забайкальские леса: он атакует уже ослабленные популяции, как бы "добивая" их.

Перестройки в лесах сопровождаются столь же катастрофическими процессами в растительности гольцов и лесостепей. В лесах идет усыхание кедрового стланика (возможно, лет через 200 он исчезнет совсем), исчезают многие тундровые виды растений, замещаясь на тундро-степные. Верхняя граница леса в будущем должна будет смещаться вверх и лет через 300-400, вероятно, достигнет того положения, что наблюдалось при Никите Соколове: тогда лес рос на перевале между Малым и Большим Сохондо.

Граница лесостепного пояса также будет подниматься вверх: остепненные луга будут проникать по южным склонам все глубже и глубже в горы, а за ними потянется весь комплекс степных видов.

В степях же (особенно это заметно в Алтано-Кыринской котловине) происходит опустынивание, которое с каждым десятилетием будет более и более заметно. В этих условиях распашка степей под поля экологически опасна и экономически неэффективна, она поддерживается только инертной системой хозяйствования.

В ЦЕЛОМ процесс, который мы наблюдаем в Кыринском районе, можно назвать однозначно: это аридизация климата, то есть его иссушение, вызывающее явные тренды в растительности. Часть какого цикла этот процесс - 60-летнего, 200-летнего, 600-летнего - пока трудно сказать. Вероятно, здесь мы имеем дело с колебаниями климата (и вслед за ними растительности) разных ритмов, и пока трудно отделить их друг от друга.

Может быть, на фоне общего иссушения (происходящего здесь каждые 600 лет) будут происходить 20-летние периоды относительно влажных и относительно сухих лет. Отслеживать их крайне важно. От этого зависит безопасность населения, стратегия экономического развития, динамика паводков и лесных пожаров.

Для нас, как ученых, стать очевидцами столь заметных изменений "якобы" стабильной и ненарушенной растительности - удивительно и поучительно. Стоит подумать о том, что все наши представления о статичности нашего мира и его неизменности - просто красивая и ложная теория. Мир слишком текуч и неожиданен, и наш социум за ним просто не поспевает.


Если окажется, что А.В. Галанин прав, то это может иметь серьёзные не только экологические, но и геополитические последствия. Ведь не исключено, что катастрофическое выгорание забайкальских лесов - часть общего процесса аридизации, лишь многократно ускоренного человеческой деятельностью. Даже трудно представить возможные последствия таких событий. Ну что ж, поживём - увидим.
Tags: Климат, Люди, Сохондинский заповедник
Subscribe

  • (no subject)

    Так старательно делала запасы по углам, что где-то залезла в паутину.

  • (no subject)

    Традиционное осеннее опустошение ящика с компостом на даче. Пока одна секция зреет, вторая заполняется всевозможной органикой.

  • Осенние хризантемы

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments